Позивний "Вовк": недівочі мрії доброволиці з Донецька

20-річна Людмила Іванова, родом із Донецька, тепер служить в добровольчому полку "Дніпро-1" та мріє по кар'єру в поліції
Depo.
12 лютого 2016 10:00
ФОТО: depo.ua
Позивний "Вовк": недівочі мрії доброволиці з Донецька
Позивний "Вовк": недівочі мрії доброволиці з Донецька

Людмила розповіла про те, як її партизанство переросло у офіційну службу в бойовому підрозділі, про проблеми з отриманням статусу учасника бойових дій та особливості служби в чоловічому колективі. Надалі - її пряма мова.

Еще со школы мечтала работать в милиции. Сложилось впечатление, что офицерская честь - нечто высшее. Есть "мусора", а есть милиция. В 2005 году я стала усиленно заниматься вольной борьбой - к нам приезжали тренеры из нашего райотдела. Через месяц выиграла соревнования - второе место по области. В семье были против: "Ты же девочка, у тебя должны быть другие интересы". Пришлось бросить на определенном уровне. Зато у меня грамота есть.

После школы пыталась пойти по компьютерной линии, в промавтоматики (техникум, - ред.). Но не получилось - денег не хватило. Проходила полгода на подготовительные курсы, говорили - все хорошо, а потом сказали, что надо три конверта с определенными суммами. У меня мать крановщица, бабушка на пенсии — откуда? Родня говорит - иди на токаря работать. Отучилась в училище 3 года, станочник широкого профиля. Мое училище под аэропортом находится. Находилось.

Потом мне исполнилось 18, говорю маме: стоп. Узнала, что идет набор в ППС. Тоже не получилось. В милиции сказали, что я провалила психологические тесты. Решила в охрану пойти: ренатовские предприятия - ренатовская охрана (Ахметова). Туда тоже брать не хотели особо - 18 лет, чистая трудовая книжка. Оружия не было, но учили права, обязанности, ответственность. Подтянули меня. Потом я узнала, что есть набор в СИЗО. Оформлялась где-то месяц, нормально прошла, без взяток, сама. Мне еще было 18 лет.

Мне в СИЗО не дали форму. Размеров, видите ли, не было. Бросили на мужской пост охранять. Возле меня было два парня вместе со мной в смене. Этап отправляли, мне сказали записывать с какой камеры сколько ушло. Вечером начинается обход, начальник говорит: "Проверяйте, чтобы у зэков глазки в камерах не были заклеены". А у них как назло у всех, конечно, заклеены. Стучусь: "Добрый вечер, можете открыть..." Как тут понеслось... Потом я начала вспоминать свое малолетское прошлое... Ну с ними договорилась. Прозвали "строгий начальник".

А потом у меня начали малолетки бунтовать. Просили группу реагирования, но ее так и не прислали. Пришлось самим разбираться методом физического воспитания. Там я познакомилась со своим парнем - он на "тубиках" стоял, где больные туберкулезом. Когда у меня какие-то неполадки - он ко мне спускался, помогал.

Наш зам начальника СИЗО подполковник Трубицын тогда сказал: "Мы нейтральные, кто флаг поднимет - за того и будем". Сам начальник тюрьмы, по-моему, на нашу территорию уехал. Сейчас там этот Трубицын рулит. Флаг повесил.

Это было в начале июля 2014 года. Последняя моя работа была - сопровождать беременную дамочку, а ее муж оказался сепаратистом. Я тогда пошла на обед. А у Игоря (товарищ, — ред.) работа была через дорогу от СИЗО. Он позвонил, сказал: "в вашу сторону куча сепаров едет, надо сваливать". Тогда штурмовали СИЗО, там было оружие — ПМы, автоматы и было еще пару БТР. Дома собрала сумку, на следующий день позвонила друзьям.

Парень остался - у него мать больная, не ходила. Он погиб в августе. Жил в Кировском районе, Абакумова. Там постоянно какие-то действия велись. И мина в остановку... То что нашли, собрали, то и похоронили. Я на похороны попасть не могла.

Когда из Донецка вышла, пошла к воинам - 72 бригаде. У меня там друг служил, Серега Костаков, "Маэстро", которого сначала выкрали, там сложная история. Его нашли в начале июня... С ним меня на штаб АТЦ отправили, с "морскими котиками" мы дела поделали хорошие. Вначала меня проверили, не значусь ли я по сепарам, по нашим базам, подготовка разная. Пообщались со мной и сказали: “Ты нужна там”. Карту дали, сказали: “Рисуй”.

Когда операцию по Горловке проводили, со Славянска надо было попасть в Горловку. Это где-то середина июля 2014. Весь маршрут должен был проходить через Донецк - других маршрутов не было. Мне командир сказал перед отъездом: "Только вернись". Села на попутку к частнику, а там семья возвращалась с моря: дети, плавательные круги. На блокпосту удалось паспорт не показывать, водителя спросили: "Это все ваши?" Мне повезло, он сказал: "Да". Машину осмотрели досконально. Вот так я попала в Горловку. Идя по маршруту, натыкаюсь на детский садик по внешнему виду, а там куча мужиков в черном. Думаю, ну все сейчас мне будет плохо. Я в розовой майке с капюшоном, с рюкзаком, а в кармане телефон - я могу печатать, не глядя на него. Вот так набираешь и думаешь - где здесь кнопка "Удалить". Они тогда железнодорожные пути минировали.

Чтоб быть в АТО, тогда предлагали оформить кухаркой, а оформится на должность, на которой не быть - меня это не устраивало.

Позивний "Вовк": недівочі мрії доброволиці з Донецька - фото 1

В "Днепр-1" пошла, потому что это реальный полк, тогда еще батальон. И там служил человек, которому мы инфу по сепарам давали. Говорит - проблем не будет, едьте оформляйтесь. Медкомиссию проходила два месяца. Когда из Донецка выехала - у меня с собой паспорт, код, медицинских документов вообще никаких. А врач говорит: "Принеси справку, что ты не состоишь на учете". А где я ее возьму? Месяца два мурыжил. Я уже ходотайства носила из полка. С горем пополам пропустили.

Я первая аттестованная сотрудница милиции. А потом уже другие девчонки пошли оформляться. На мне провели экспертимент - оформят или не оформят.

Долго ждала выездов, но нет, по Днепру была работа. Уже зимой (2015) позвонили, что я еду в Чермалык наконец-то. Сначала поставили дом охранять. А потом меня "Егерь" (боец полка "Днепр-1") к себе взял -наблюдали, откуда огонь ведется. Стоим ночь на сельраде, наблюдаем. Тогда еще разгромили базу армейцев, которые рядом с нами стояли. Наша задача была, чтобы они не перебежали речку, чтобы в селе их не было. Слышу - свистит... "Ложись". Где-то: "Гугух". Где-то рядом, метров сто может.

Потом "Грады" работали по селу. При чем самое странное - там, где нас не было. Слава Богу, все обходилось. Только местным: там сарай разбомбили, скотина разбежалась, женщине ноги посекло.

Потом Мариуполь, Милекино, и наконец-то Пески. Не хотели пускать. Мол, девчонка, двадцатилетняя, опыта никакого. Поехали на полигон с одной группкой - тогда уже приняли. На Песках провела неделю, пока не вывели. У нас позиция была "Берлога", под Мостом. Смотрели откуда арта (артиллерия - ред.) бьет. Я после Славянска могу различать звуки: ГРАД, мины и где ложится. Был прикол, когда отработалыи ГРАДы, я на карте примерно показала точки, куда они падали. Где-то так и было. И говорю: "Осторожно, там может быть не разорвавшийся". Повезло, что мягкая почва и он не сдетонировал. Саперов вызвали, они разминировали.

Крайняя ротация это Малиновка, пост на трассе Артемовск - Славянск. Пытались меня отправить на кухню готовить, говорю: "Либо я боец, либо я никто". 2016 ч, 1 января. Машин нет, думаешь: "Не дай Бог какая-то гадость залезет". Но тыловой блокпост, перед нами воины - чего переживать. Когда стемнело, 7-8 часов вечера, пацаны передают, что там движняк какой-то у нас. Там канал проходит, Северский Донец - Донбасс, вон в Горловку ведет. И какая-то гадость решила нас обстрелять. Реально был глубокий тыл. Скорее всего Саакашвили ждали, а мы спугнули. Тогда Саакашвили объезжал пацанов на Луганщине и ехал за наших.

Статус УБД жду уже год. Все, с кем служила, имеют статус. Студенты, которые пришли, тоже уже со статусом. А мои документы пару раз потеряли, пару раз командировка оказалась неподтвеждена штабом АТЦ - это у них стандартная отмазка. То им буква непонятна, то еще что-то не понравилось.

Позивний "Вовк": недівочі мрії доброволиці з Донецька - фото 2

Родня перебралась в Кривой Рог. Домик помогли приобрести там. Правда, за городом, где-то под каким-то рудником. Но рады, что что-то свое. Дом в Донецке продали недавно. Скучаю, конечно. Дом был в таком месте - посадка рядом, заброшенный завод и два пруда рядом. Там даже лошади паслись.

Про Донецк вообще надо забыть. Раньше мечтала хотя бы вернуться домой. Когда уезжали, думали: Новый год по-любому будет дома. Наши уже в Песках, уже рядом. Но уже третий Новый год - в Днепре. Когда мне дадут меленькую-маленькую звездочку, хотябы маленький взводик, будем выезжать на полигоны и этот взвод будет самым лучшим. Есть, с чем сравнивать.

Я учусь в двух универах одновременно. Первая специальность - наш Днепропетровский МВД, правоохранительная деятельность, а вторая - экспертиза в таможенном деле. Думаю, что какой-то раньше закончу. И если захотят - присвоят мне маленькую-маленькую звездочку.

У меня "Волк" позывной. Это еще со школы. Когда драки стенка на стенку - постоянно кинусь кого-то защищать. Волки классные и понятия у них нормальные - волчье единство, стая, самые сильные спереди и сзади. Они ходят тоже по сути боевым построением.

Новости Днепропетровска и области читайте на Depo.Днепр